Борис Миронов (mironovboris) wrote,
Борис Миронов
mironovboris

Categories:

КАК ПОХИЩАЮТ ЛЮДЕЙ В КРЫМУ. Заявление о преступлении

Прокурору Автономной республики Крым
СИНЧУКУ В. Л.
(Украина, 01011 м. Київ, вул. Різницька, 13/15)
от Миронова Бориса Сергеевича

ЗАЯВЛЕНИЕ
о принятии мер прокурорского реагирования в связи с совершением в Крыму преступления, предусмотренного статьей 157 ККУ «Воспрепятствование осуществлению … права участвовать в референдуме».
Господин прокурор!
Неоднократные обращения к прокурору республики Крым Н. В. Поклонской, прокурору г. Севастополя И. Г. Шевченко ими проигнорированы. Невозможно поверить, чтоб республика Крым оказалась вне правового поля и если вышеназванные прокуроры не исполняют своих прямых обязанностей, получается, что надзор за исполнением законов продолжаете исполнять Вы, поэтому к Вам и обращаюсь. Суть в следующем. Полицией Крыма похищен и вывезен в Москву отдыхавший в Севастополе вместе с женой и внучкой известный публицист, писатель Юрий Игнатьевич Мухин. С 25 июля Мухины проживали на мысе Толстяк (Рейдовая, 27), где снимали помещение для отдыха. По утрам в плавках и шлепанцах Мухин спускался на пляж. 28 июля около 8 часов утра его прямо на пляже задержал полицейский вооружённый патруль из трёх человек, усадил в машину и доставил в дежурную часть райотдела полиции Северной стороны Севастополя. Заехать за одеждой, паспортом, предупредить жену о задержании Мухину не дали. Шесть часов без протокола о задержании, без разрешения позвонить жене, прокурору Мухина в плавках и шлёпанцах продержали в околотке и сдали прилетевшим в Севастополь московским полицейским. Когда Мухин не вернулся с моря, жена решила, что с ним, инвалидом-сердечником 3-й группы, произошёл несчастный случай, и она бросилась на пляж за помощью к спасателям. К счастью нашлись люди, которые видели, как полиция увозила Мухина. Но как только жена вернулась домой, явились трое мужчин, представившихся оперативными работниками из Москвы, сказали, что мужа отпустят, как только получат его паспорт. Жена передала им паспорт, туфли, рубашку, брюки, а затем, устроив внучку, сама поехала в дежурную часть. Но там ей сказали, что у мужа сердечный приступ, срочно нужны лекарства. Когда жена поехала за лекарствами, полицейские вывели Мухина из дежурной части и не по дороге, а прямо по косогору спустили Мухина в автомобиль полиции Крыма и увезли в аэропорт Симферополя, откуда самолетом доставили в Москву. Вернувшейся с лекарствами жене полицейские соврали, что Мухина увезли в СИЗО Симферополя. Жена долго и тщетно продолжала его разыскивать в Крыму.

Теперь о том, что за преступление совершил Ю. И. Мухин и почему понадобилась столь масштабная и очень дорогая, надо заметить, по сути международная спецоперация силовых структур.
Нынешний глава Крыма Сергей Аксенов, как и все стоящие у власти в России, не устают повторять, что «Крым и Севастополь вошли в состав России по итогам мартовского референдума в 2014 году». Однако молчат о том, что в самой России за последние 20 лет не проводилось ни одного референдума. Не проводилось вопреки вписанным в Конституцию Российской Федерации правам граждан; вопреки имеющемуся и уже трижды изменённому закону о референдуме; вопреки статье 141 УК РФ, которая защищает право народа на участие в референдуме; вопреки тому, что воспрепятствование референдуму в России считается преступлением. Любые реальные попытки организации референдума в России Кремлём рассматриваются как угроза своей власти и устраняются откровенным террором силовых структур России. По этим причинам в июле 2015 года арестованы организаторы референдума по принятию закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России» Ю. Мухин, В. Парфёнов, А. Соколов, а позднее К. Барабаш. В постановлении о возбуждении уголовного дела от 22 июля 2015 года прямо написано, что дело против Ю. И. Мухина и его товарищей возбуждено за «создание инициативных групп по проведению референдума; последующее проведение референдума с целью внесения изменений в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом; пропаганда идеи принятия закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России».
Почему Ю. И. Мухина арестовали не в Москве, а подождали, когда он выедет в Крым? Ведь Мухин купил билет в Крым 20-го, дело возбуждено 22-го, а вылетел он в Крым 24-го. Ответ один: зримо продемонстрировать крымчанам, что отныне никаких референдумов, включая референдум по возвращению Крыма в Украину, здесь больше не будет!
Господин прокурор, не дайте во след России укрепиться в Крыму беззаконию! Прошу Вас возбудить уголовное дело против полицейских, организовавших похищение человека.
Б. С. Миронов.

Прилагаю собранные по делу документы в части того, что именно произошло в Крыму, и каково участие крымских полиции и прокуроров в этом деле.

Прокурору республики Крым
ПОКЛОНСКОЙ Н.В.
__________________________
295015, г. Симферополь, ул. Севастопольская, 21.

от публициста Мухина Юрия Игнатьевича, проживающего по адресу:
Россия, Москва, ул. Люсиновская 26/28 корпус 6, кв. 68.,
домашний телефон +7-499-236-19-05
контактный телефон +7-903-209-72-1

ЗАЯВЛЕНИЕ
о принятии мер прокурорского реагирования в связи с похищением
меня, Мухина Ю.И., сотрудниками полиции России на территории Крыма

Я, Мухин Ю.И., являюсь известным публицистом, в чем можно убедиться в Интернете, я давно и совершено открыто занимаюсь созданием Инициативной группы по проведению референдума по вопросу учреждения в России власти, отвечающей перед избирателями за последствия своего правления.
Как мне стало к настоящему времени известно, с целью учреждения и укрепления в России фашистской власти, в судебных и правоохранительных органах России создана преступная группа, призванная совершать преступление, запрещенное частью 2 статьи 141 УК РФ: «Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином…права на участие в референдуме… совершенное лицом с использованием своего служебного положения». В доказательство наличия такой преступной группы прилагаю постановление следователя Талаевой о возбуждении против меня уголовного дела, из которого понятно, что дело против меня возбуждено не за какие-либо экстремистские деяния, а именно за организацию референдума, и никаких иных деяний, кроме организации референдума, мне не инкриминируется.
Подробности преступлений, совершенных и совершаемых против меня, следующие.
20 июля я купил авиабилет из Москвы в Симферополь, о чем преступная группа правоохранителей, следящая за мною, не могла не знать. Тем не менее, мне никто не сообщил о том, что следователь Талаева 22 июля возбудила против меня уголовное дело, а её циничное утверждение о том, что она поставила меня в известность об этом, является ложью. Поэтому я, без каких либо сомнений, вылетел в Симферополь 24 июля, а 25 июля вместе с женою и 8-летней внучкой переехал на Северную строну Севастополя, где на мысе Толстяк мы сняли помещение для отдыха (Рейдовая 27). По утрам, только в плавках и шлепанцах я спускался на пляж и в районе буйков с целью оздоровительной зарядки проплывал заданное расстояние, что обычно занимало у меня не более получаса.
Утром 28 июля около 8 часов утра, когда я вышел из воды, полицейский патруль местной полиции в составе трех человек с оружием под командой сержанта, представившегося как Пархоменко (называю фамилию по памяти), силой посадил меня в полицейскую машину и вывез в помещение дежурной части райотдела полиции Северной стороны Севастополя. К моей просьбе заехать в снятый нами коттедж, чтобы предупредить жену, одеться и взять паспорт, патрульные полицейские сначала начали склоняться, но по телефону это было им прямо запрещено их начальником, и они доставили меня в коридор дежурной части в плавках и шлепанцах.
Там местные полицейские во главе с дежурным капитаном, назвавшимся Кузнецовым, не смотря на мои требования не составляли протокол о моем задержании, не давали мне позвонить в прокуратуру, не помещали меня в камеру предварительного заключения и никак не регистрировали факта моего лишения свободы 6 часов – до 14 часов дня, до момента, когда мне передали брюки и рубашку и севастопольские полицейские сдали меня московским полицейским. Мои попытки вырваться из райотдела пресекались силой работников дежурной части и полицейские, находившиеся в это время в дежурной части, - они заталкивали меня в темные углы коридоров, чтобы меня, раздетого, не видели посетители.
Когда я не вернулся с моря, то жена решила, что со мною, инвалидом-сердечником 3-й группы, несчастный случай, и я утонул, поэтому жена побежала на пляж искать спасателей, но там, в конце концов, нашлись люди, которые видели, что похожего на ее описания человека увезла полиция. Жена вернулась к внучке в коттедж, чтобы ехать разыскивать меня в полиции, там к ней явились трое мужчин, представившихся оперативными работниками из Москвы, они предъявили какие-то удостоверения, сказали жене, что я ими задержан, но они меня отпустят, если жена передаст им мой паспорт. Жена была растеряна и напугана, поверила этим подлым мерзавцам, отдала им мой паспорт, туфли, рубашку и брюки, а сама поехала в дежурную часть, чтобы увидеть меня и увезти после обещанного мерзавцами освобождения. Однако эти негодяи вышли из дежурной части полиции и сообщили жене, что у меня сердечный приступ и мне срочно нужны лекарства. Жена поехала за лекарствами, а московские полицейские вывели меня из дежурной части и не по дороге, а тайно - прямо по косогору – спустили меня в автомобиль полиции Крыма и увезли в аэропорт Симферополя, откуда самолетом вывезли в Москву. При этом местная полиция цинично лгала жене, что меня увезли в СИЗО Симферополя, и жена продолжала меня разыскивать в Крыму, хотя, повторю, работник именно крымской полиции тайно вывез тех московских негодяев со мною в аэропорт, и обманывающая мою жену полиция Крыма прекрасно это знала.
Уважаемый гражданин Прокурор! Я понимаю, что борьба с преступниками-фашистами правоохранительных и судебных органов Москвы не в вашей юрисдикции. Но я был похищен и передан фашистам из Москвы на территории Крыма, вошедшего, кстати, в состав России благодаря референдуму. Я был похищен работниками полиции, призванными защищать граждан, и был похищен исключительно с обычной для фашистов целью – поглумиться над своей жертвой, поскольку, как вы понимаете, при необходимости меня можно было задержать с исполнением требований закона.
Уважаемый гражданин прокурор, вы несете ответственность за законность на территории Крыма, прошу вас дать правовую оценку свершенными полицией Крыма преступлениям и принять меры для наказания этих преступников.
Прошу признать меня и мою жену, Мухину Людмилу Владимировну, потерпевшими по данному делу.
Приложение: Постановление следователя Талаевой о возбуждении уголовного дела от 22 июля 2015г.
Мухин Ю.И.

Прокурору республики Крым
ПОКЛОНСКОЙ Н.В.
__________________________
295015, г. Симферополь, ул. Севастопольская, 21.

от публициста Мухина Юрия Игнатьевича, проживающего по адресу Россия, Москва, ул. Люсиновская 26/28 корпус 6, кв. 68.,
домашний телефон +7-499-236-19-05
контактный телефон +7-903-209-72-1

ЗАЯВЛЕНИЕ
В августе 2015 года Вам было передано моё и моей жены заявление о беззакониях полиции Крыма, попирающих права граждан на референдум и на личную неприкосновенность (прилагаю). Вы отправили это заявление на проверку в Севастополь, хотя преступление совершалось и в аэропорту Симферополя. Следственный отдел Нахимовского района взял преступников из полиции под защиту (прилагаю). Я направил жалобу прокурору Нахимовского района (прилагаю), но по степени циничности постановления следователя не уверен, что этот прокурор примет законные меры.
Поэтому я прошу вас лично проконтролировать проверку наших заявлений.
Приложение:
1. Копия заявления Мухина Ю.И. – 3 листа.
2. Копия заявления Мухиной Л.В. – 3 листа.
3. Копия постановления следователя от 15.10.2015 – 3 листа.
4. Копия жалобы прокурору Нахимовского района – 2 листа.
Ю.И. Мухин.

Прокурору республики Крым
государственному советнику III класса
Поклонской Н.В.
__________________________________
295015, г. Симферополь, ул. Севастопольская 21

от Мухиной Людмилы Владимировны,
проживающей по адресу:
Москва, ул.Люсиновская 26/28, корп.6. кв.68
тел.+7 499 236 19 05


З А Я В Л Е Н И Е

Уважаемая Наталья Владимировна!
Прошу Вас ознакомиться и вынести свое решение в связи с вопиющим случаем беззакония, произошедшим на территории Республики Крым  с моим мужем Мухиным Юрием Игнатьевичем, известным писателем и публицистом, давно и абсолютно открыто занимающимся созданием Инициативной группы для проведения референдума по вопросу учреждения в России власти, отвечающей перед избирателями за последствия своего правления.
Мой муж был похищен на пляже Севастополя, незаконно лишен свободы и незаконно перевезен преступниками в Москву.
Подробности похищения моего мужа Мухина Юрия Игнатьевича следующие.   
20 июля он купил авиабилет из Москвы в Симферополь на 24 июля 2015. А 22 июля следователь по особо важным делам майор юстиции Талаева возбудила против него уголовное дело, но не поставила его в известность.,. Поэтому он, без каких либо сомнений, вылетел в Симферополь 24 июля, проверив предварительно почтовый ящик, в том числе и на наличие в нем извещений (извещения не было, а майор юстиции Талаева, утверждая обратное, цинично лжет).  25 июля вместе со мной и 8-летней внучкой Ю.И.Мухин переехал на Северную строну Севастополя, где на мысе Толстяк мы сняли помещение для отдыха (Рейдовая 27). По утрам, только в плавках и шлепанцах он спускался на пляж и в районе буйков с целью оздоровительной зарядки проплывал заданное расстояние, что обычно занимало у него не более получаса.
Утром 28 июля около 8 часов утра, когда он вышел из воды, полицейский патруль местной полиции в составе трех человек с оружием под командой сержанта, представившегося как Пархоменко, силой посадил его в полицейскую машину и вывез в помещение дежурной части райотдела полиции,находящегося на улице Челюскинцев (Северная сторона г. Севастополя) . К его просьбе заехать в снятый нами коттедж, чтобы предупредить меня, одеться и взять паспорт, патрульные полицейские сначала начали соглашаться, но по телефону это было им прямо запрещено их начальником, и они доставили его в коридор дежурной части в плавках и шлепанцах.
Там местные полицейские во главе с дежурным капитаном, назвавшимся Кузнецовым, несмотря на его требования, не составляли протокол о задержании, не давали позвонить в прокуратуру, не помещали в камеру предварительного заключения. И никак не регистрировали факт лишения мужа свободы на 6 часов – до 14 часов дня, до момента, когда ему передали брюки и рубашку и севастопольские полицейские сдали его московским полицейским. Его попытки вырваться из райотдела пресекались силой работников дежурной части и полицейских, находившиеся в это время в дежурной части, - они заталкивали его в темные углы коридоров, чтобы его, раздетого, не видели посетители.
Когда он не вернулся с моря, я решила, что с ним, инвалидом-сердечником 3-й группы, произошел несчастный случай, и он утонул. Поэтому я побежала на пляж искать спасателей, но там, в конце концов, нашлись люди, которые видели, что его увезла полиция. Я вернулась к внучке в коттедж, чтобы ехать и разыскивать мужа в полиции, но тут ко мне явились четверо  мужчин, один из которых был в форме и представился участковым. Они приехали за паспортом.
С этой минуты на меня обрушился такой шквал психологического давления, которое я никогда ранее не испытывала. Причем вперемешку с выдумками о причине задержания моего супруга. Я была растеряна и напугана, но еще некоторое время помнила, что паспорт никому передавать нельзя. Но это же был человек в форме. «Моя милиция меня бережет» -эти слова вдруг вспомнились и подвели меня. Окончательно меня добили фраза  о том, что чем быстрее я найду паспорт, тем быстрее они его освободят. А так, чуть ли не по моей вине, его содержат в кпз вместе с алкоголиками, бомжами и проститутками да еще почти что в голом виде. После этих слов я сдалась и пошла искать паспорт. Участковый последовал за мной. Его зовут Андрей Резниченко. Потом оказалось, что он был участковым не с этого участка.
Когда я нашла паспорт, все они очень обрадовались и предложили мне собрать одежду мужа и ехать за ними в участок. Я не помню, сколько времени я просидела возле входа в дежурную часть полиции. Ко мне пару  раз подходили эти сотрудники забрать одежду, потом Сергей Кирехин предложил мне привезти лекарства, поскольку они срочно потребовались мужу. В 2009 году моему мужу была сделана операция аорто-коронарного шунтирования сердца, после которой он побывал в состоянии клинической смерти. В настоящий момент муж находится на инвалидности и постоянно принимает назначенные ему лекарства, которых у него в тот момент и не было. Поэтому я от таких слов пришла в еще больший ужас и мигом помчалась в аптеку. Но по возвращении с лекарствами дежурный капитан Кузнецов объявил, что мужа повезли в следственный комитет города Симферополь. Я несколько раз переспрашивала этого капитана, куда же увезли моего супруга. Никак не могла поверить в такую подлость полиции. И в конце концов задала вопрос: «Вы меня обманываете?  «Считайте что да», - был циничный ответ этого дежурного.
Разумеется, в Симферополе ни в МВД, ни в Следственном комитете, ни в Следственном управлении, ни в УБОП, ни в СИЗО об этом случае никто ничего не знал.
Как мне стало известно, пока я ездила за лекарствами, оперативные работники из Москвы вывели Мухина Ю.И. из дежурной части тайно, почему-то по косогору спустили его в автомобиль полиции Крыма и увезли в аэропорт г. Симферополя. Далеко за полночь его привезли в Москву.

Уважаемая Наталья Владимировна! Мой муж был похищен и незаконно лишен свободы  на территории Крыма, вошедшего, кстати, в состав России благодаря референдуму. Похищен работниками полиции, призванными защищать граждан, и был похищен с очевидной целью полиции поглумиться над своей жертвой, поскольку, как вы понимаете, при необходимости его можно было задержать с исполнением требований закона.
Уважаемая Наталья Владимировна, так как вы несете ответственность за законность на территории Крыма, прошу вас дать правовую оценку свершенными полицией Крыма преступлениям и принять меры для наказания этих преступников в полицейской форме.
Прошу признать меня, Мухину Людмилу Владимировну, потерпевшей по данному делу.

Мухина Л.В.


Прокурору г. Севастополя
Государственному советнику
юстиции 3 класса
Шевченко И.Г.
____________________________
299011, г. Севастополь, ул. Л. Павличенко, 1

От Мухина Юрия Игнатьевича,
Прож.: г. Москва, ул. Люсиновская,
д. 26/28, корп.6, кв. 68

На действия сотрудников полиции
ОМВД по Нахимовскому району
г. Севастополя

ЗАЯВЛЕНИЕ
о возбуждении уголовного дела против сотрудников полиции Севастополя, применивших против меня незаконное насилие и издевательства

Я, Мухин Ю.И., являюсь известным публицистом, в чем можно убедиться в Интернете, я давно и совершено открыто занимаюсь созданием Инициативной группы по проведению референдума по вопросу учреждения в России власти, отвечающей перед избирателями за последствия своего правления.
Как мне стало к настоящему времени известно, с целью учреждения и укрепления в России фашистской власти, в судебных и правоохранительных органах России создана преступная группа, призванная совершать преступление, запрещенное частью 2 статьи 141 УК РФ: «Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином…права на участие в референдуме… совершенное лицом с использованием своего служебного положения». В доказательство наличия такой преступной группы прилагаю постановление следователя Талаевой о возбуждении против меня уголовного дела, из которого понятно, что дело против меня возбуждено не за какие-либо экстремистские деяния, а именно за организацию референдума, и никаких иных деяний, кроме организации референдума, мне не инкриминируется.
Подробности преступлений, совершенных против меня в Крыму, следующие.
20 июля я купил авиабилет из Москвы в Симферополь, о чем преступная группа правоохранителей, следящая за мною, не могла не знать. Тем не менее, мне никто не сообщил о том, что следователь Талаева 22 июля возбудила против меня уголовное дело, а её циничное утверждение о том, что она поставила меня в известность об этом, является ложью. Поэтому я, без каких либо сомнений, вылетел в Симферополь 24 июля, а 25 июля вместе с женою и 8-летней внучкой переехал на Северную строну Севастополя, где на мысе Толстяк мы сняли помещение для отдыха (Рейдовая 27). По утрам, только в плавках и шлепанцах я спускался на пляж и в районе буйков с целью оздоровительной зарядки проплывал заданное расстояние, что обычно занимало у меня не более получаса.
Утром 28 июля около 8 часов утра, когда я вышел из воды, ко мне подошли сотрудники полиции в форме и потребовали пройти с ними в отделение полиции. При этом причины и основания моего задержания сотрудники мне не сообщили. Я был трезв, общественный порядок не нарушал, поэтому явно незаконные требования полицейских выполнить отказался. Полицейский патруль в составе трех человек с оружием под командой сержанта, представившегося как Пархоменко (называю фамилию по памяти), силой посадил меня в полицейскую машину и вывез в помещение дежурной части райотдела полиции Северной стороны Севастополя. К моей просьбе заехать в снятый нами коттедж, чтобы предупредить жену, одеться и взять паспорт, патрульные полицейские сначала начали склоняться, но по телефону это было им прямо запрещено их начальником, и они доставили меня на улицу Челюскинцев в коридор дежурной части отдела полиции №1 «Северный» ОМВД по Нахимовскому району г. Севастополя в плавках и шлепанцах.
По рассказам жены, Мухиной Людмилы Владимировны, 1950 года рождения, когда я не вернулся с моря, то она естественно решила, что со мною, инвалидом-сердечником 3-й группы, произошел несчастный случай, и я утонул. Поэтому она побежала на пляж искать спасателей, но там, в конце концов, нашлись люди, которые видели, что меня увезла полиция. Когда она вернулась к внучке в коттедж, чтобы ехать и разыскивать меня в полиции, в коттедж вторглись четверо молодых мужчин, один из которых был в форме и представился участковым. Они приехали, чтобы преступным способом изъять из моих вещей мой паспорт.
Преступники обрушили на жену шквал угроз, лжи и запугиваний, вперемешку с выдумками о причине моего задержания. Жена растерялась и испугалась за меня, но еще некоторое время помнила, что паспорт никому передавать нельзя. Но ведь с негодяями был человек в форме и сработала оставшаяся с СССР формула «Моя милиция меня бережет». Окончательно жену добили фраза о том, что чем быстрее она передаст им мой паспорт, тем быстрее они меня освободят. Получалось, что по ее вине меня содержат в кпз вместе с алкоголиками, бомжами и проститутками да еще почти что в голом виде. После этих слов жена сдалась и пошла искать паспорт под присмотром мужчины в форме, назвавшимся участковым Андреем Резниченко. Потом оказалось, что это не участковый, а нанятый преступниками местный соучастник преступления в форме.
Жена отдала преступникам паспорт, брюки и рубашку и начала дежурить входа в дежурную часть полиции. Через несколько часов к ней подошел преступник (Сергей Кирехин) и предложил привезти мне лекарства, поскольку они, якобы, срочно потребовались мне В 2009 году мне была сделана операция аорто-коронарного шунтирования сердца, и в настоящий момент я нахожусь на инвалидности и постоянно принимаю назначенные мне лекарства. От таких слов жена пришла в еще больший ужас и помчалась в аптеку. Но по возвращении с лекарствами дежурный капитан Кузнецов объявил, что мужа повезли в следственный комитет города Симферополь и нагло ухмыляясь, заявил, что эти герои-правоохранители с лекарствами её ловко обманули. На самом деле, когда жена поехала за лекарствами, московские полицейские вывели меня из дежурной части и не по дороге, а тайно - прямо по косогору – спустили меня в автомобиль полиции Крыма и увезли в аэропорт Симферополя, откуда самолетом вывезли в Москву. При этом местная полиция продолжала цинично лгать жене, что меня увезли в СИЗО Симферополя, и жена до ночи продолжала меня разыскивать уже в Симферополе, хотя, повторю, работник именно крымской полиции тайно вывез тех московских негодяев со мною в аэропорт, и обманывающая мою жену полиция Севастополя прекрасно это знала.
Итак, полицейские Севастополя незаконно задержали, практически похитив, и только в положении, унижающем моё человеческое достоинство (без верхней одежды) силой удерживали меня около 6-ти часов без пищи, воды, в коридоре дежурной части отдела полиции №1 «Северный» ОМВД по Нахимовскому району г.Севастополя. Затем передали меня трем работникам полиции из Москвы.
Никаких документов о задержании, аресте, совершении мною каких-либо противоправных действий мне не предъявляли и не оформляли. Со слов полицейских, незаконно лишивших меня свободы, я понял, что единственным основанием моего задержания явились устные указания неких сотрудников полиции из г. Москвы.
Московские полицейские предъявили мне для ознакомления постановление следователя следственного управления по Центральному округу города Москвы СК РФ Талаевой о моем приводе к ней на допрос.
Но, как следует из постановления следователя Талаевой, она поручила сотрудникам УВД по ЦАО города Москвы осуществить мой привод. Однако, она НЕ ПОРУЧАЛА сотрудникам ОМВД по Нахимовскому району г. Севастополя производить какие-либо действия по моему задержанию, лишению свободы и выдворению из Крыма.
Никаких противоправных действий на территории г. Севастополя и Республики Крым я не совершал, никаких административных и уголовных дел в отношении меня в г. Севастополе и Республике Крым не возбуждалось, протоколов о моем административном задержании не составлялось и мне не предъявлялось.
Согласно ст. 21 Конституции РФ, достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
В силу ст. 22 Конституции РФ, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.
Согласно ч.2 ст.14 ФЗ «О полиции» я не являлся лицом, которого полиция имеет право задерживать.
Кроме того, в соответствии с ч.ч. 14,15 ст.14 ФЗ «О полиции», о задержании составляется протокол, в котором указываются дата, время и место его составления, должность, фамилия и инициалы сотрудника полиции, составившего протокол, сведения о задержанном лице, дата, время, место, основания и мотивы задержания, а также факт уведомления близких родственников или близких лиц задержанного лица. Протокол о задержании подписывается составившим его сотрудником полиции и задержанным лицом. В случае, если задержанное лицо отказывается подписать протокол, в протоколе о задержании делается соответствующая запись. Копия протокола вручается задержанному лицу.
Таким образом, в нарушение требований ст.21, 22 Конституции РФ, ст. 14 ФЗ «О полиции», сотрудники полиции ОМВД по Нахимовскому району г. Севастополя:
- незаконно задержали меня без составления протокола задержания;
- незаконно лишили меня свободы на срок более 10-ти часов;
- подвергли пыткам (лишению пищи и воды) и унижающему человеческое достоинство обращению (лишению возможности одеться);
- лишили возможности сообщить о своем задержании близким родственникам и уведомить об этом моего адвоката.

Считаю, что в действиях сотрудников ОМВД по Нахимовскому району г. Севастополя усматриваются признаки преступлений, предусмотренных ст.ст. 286, 301 УК РФ (превышение должностных полномочий, незаконное задержание).

Исходя из изложенного, прошу:
Провести проверку указанных в настоящем заявлении фактов нарушения моих конституционных прав и свобод.
Дать поручение о решении в установленном порядке вопроса о возбуждении в отношении виновных лиц уголовного дела.
Прошу признать меня и мою жену, Мухину Людмилу Владимировну, потерпевшими по данному делу.
Приложение: Постановление следователя Талаевой о возбуждении уголовного дела от 22 июля 2015г.
Ю.И. Мухин
Tags: Борис Миронов, Кирилл Барабаш, Юрий Мухин, заявление, прокурор Крыма, референдум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments